Возникновение современной моды. История из глубины веков

Поделиться

Возникновение современной моды. История из глубины веков

Как часто можно услышать фразу - «Франция – колыбель моды». Почему именно эту страну считают родоначальницей понятия «мода» в её современном понимании? Ответ на этот вопрос многие пытаются найти не в далекой истории, а в недавнем прошлом, перебирая знакомые символы французской моды – Шанель, Диор, Синдикат высокой моды, от-кутюр, прет-а-порте и пр. Но все произошло гораздо раньше.

Восхождение на Олимп мировой моды Французская Республика начала в 17 веке, в эпоху пышного и величественного стиля барокко. Конечно, мода существовала и до этого периода, но её влияние нельзя было назвать глобальным, не было страны диктатора, страны законодателя. В разных регионах мода имела свои особенности, национальные черты. Модные веяния в эпоху средневековья доносились то из Италии, то из Испании, но стать повелителями мировой модой удалось лишь французам. С середины 17 века в Европе начала устанавливаться общая мода, а национальные особенности отходили на второй план.

Когда речь заходит о моде большинство мужчин, иронично поглядывая в сторону прекрасной половины, старается подчеркнуть, что это исключительно женская игра, забывая, что родилась женская игра из мужских политических игр. Мир большой моды был создан именно мужчинами.
Формирование модного процесса, который привел человечество к современному восприятию понятия «мода», началось во Франции эпохи правлении короля Людовика XIV, вошедшего в историю под именем «короля-Солнца» и Людовика Великого. Вступив на престол в пятилетнем возрасте в 1643 году, к самостоятельному управлению государством Людовик приступил в 1661 году, а закончил своё правление более чем через 50 лет, в 1715. Его политика была направлена на развитие французской экономики и культуры. При Людовике XIV Франция стала одной из самых могущественных держав Европы.

Людовик XIV являлся убеждённым сторонником принципа абсолютной монархии и божественного права королей. К 1680-м годам правление короля-Солнца достигло своего апогея. Его армия была самой мощной и многочисленной, его дипломатия имела влияние при всех европейских дворах, достижения в искусстве и науке, в промышленности и торговле достигли огромных высот. Французский двор, особенно его версальский период, когда королевскую резиденцию Людовик перенёс в Версаль, стал предметом восхищения и зависти для многих государств того времени. Великому королю подражали во всем, в том числе и в его слабостях.

Королевский двор был подчинен строгому этикету, регламентирующему придворную жизнь, тон всему задавал Людовик и его многочисленные фаворитки. Король-Солнце считался непререкаемым лидером в вопросах вкуса и большим знатоком моды. Он творил историю,  диктовал стиль одежды и вводил в моду новые тенденции. Парики как у короля, высокие каблуки, ленты, украшающие костюм, трости – все мгновенно становилось новыми модными элементами, а французские придворные дамы и королевские фаворитки являлись законодательницами моды. В эпоху правления Людовик XIV все, кто был приближен ко двору, старались во что бы то ни стало выглядеть модно, мода стала жизненной необходимостью для элиты того времени. Как писал Луи де Рувруа, герцог Сен-Симон, знаменитый мемуарист времен Людовик XIV: «Чтобы понравиться королю, надо было роскошествовать в столе, в одежде, в экипажах, в обстановке, в игре». При Людовике XIV был издан специальный королевский указ и об обязательной смене сезонной одежды, с 1672 года начал выходить литературный журнал «Галантный меркурий» («Mercure galante»), в котором большое внимание уделялось модным новшествам. Постепенно французский вкус и стиль стали доминировать во всей Европе, не уступая никому завоёванную позицию. 


Людовик XIV придавал огромное значение своей внешности и тому, как он выглядел в глазах окружающих. Его одежда, внешний вид, манеры – все имело первостепенное значение. Процесс королевского одевания занимал около двух часов, не менее часа отводилось прическе и укладыванию усов, даже находясь со своей армией в походе, король не забывал о зеркале, доводя свой образ до совершенства. Королевские министры долго и с пристрастием могли обсуждать вопрос о том, где лучше расположить ленту на сюртуке, подобные разговоры, с высочайшего одобрения были очень популярны при дворе. Король использовал роскошные балы, многочисленные банкеты и маскарады для поддержания своего политического статуса, первенство в моде являлось частью его политической стратегии. Мода стала символом высокого положение человека, она являлась источником влияния и важной частью экономики.

В 1665 году генеральным контролером финансов при французском дворе стал выдающийся политик Жан-Батист Кольбер, сторонник политики меркантилизма, основанной на необходимости активного вмешательства государства в хозяйственную деятельность. Кольбер поддерживал французскую промышленность и торговлю, считая торговую экспансию, т.е. расширение зоны торговли, ключом к процветанию. Его главной целью были увеличение экспорта и уменьшение импорта, что увеличивало приток денег в страну. 


Во времена правления Людовика XIV процесс производства одежды стал полностью контролироваться государственной властью. Все кто производил или продавал что-либо относящееся к данному сегменту, принадлежали к профессиональным гильдиям, каждая из которых строго следила за всеми процессами в рамках своего ведомства.

История возникновения ремесленных гильдий в Европе берёт своё начало в раннем средневековье, примерно с 8 века. Гильдии, представляли собой сообщества людей, занимающихся строго определенной деятельностью. В гильдиях устанавливалось, какими профессиональными навыками должны обладать ее члены, осуществлялся контроль над производимой и продаваемой ремесленниками продукции, контролировалось её качество. Профессиональные сообщества были узкоспециализированы. Каждый занимался строго своим делом. Например, продажа текстиля и пошив одежды не могли находиться в рамках одной гильдии, торговцы тканями только торговали, но не производили ткань, производители ткани не могли шить из неё, швеям и портным запрещалось покупать ткань у купцов и производителей, чтобы перепродавать её или шить из неё готовые вещи на продажу. Желающие сшить себе обновку, должны были самостоятельно купить материю и отделку, а затем уже отнести их портному. Таким образом, приобретение новой одежды было долгим и порой утомительным процессом.

Во Франции с XII века всем, кто занимался торговлей, было запрещено участие в производстве, так было до реструктуризации парижских корпораций в 1776 года. По сравнению с другими французская гильдия купцов имела более высокий социальный статус. Для того чтобы стать членом купеческой гильдии, требовалось иметь французское происхождение, три года ученичества, а затем три года профильной работы.

В 1613 году во Франции была введена система актов, контролирующих экспорт и импорт товаров; устанавливающих количество членов торговых корпораций; регулирующих зарплаты и цены; отслеживающих качество товаров. Каждый член корпорации давал клятву подчиняться правилам сообщества, а также оплачивать ежегодные сборы. В качестве вознаграждения члены торговых корпораций пользовались привилегиями в бизнесе и при заключении сделок.

Частью ремесленного сообщества, имеющего отношение к сфере моды, были швеи и портные, которые принадлежали к системе гильдий, в которых жестко регулировался весь процесс пошива. Гильдия портных была создана только в 1402 году. До этого периода гендерные различия в одежде были несущественными, силуэты очень просты для пошива. Профессия портных стала совершенствоваться при переходе от свободного, фактически безразмерного платья к новым силуэтам, требующим профессиональных навыков. Шить одежду мог уже не каждый. По своей природе гильдия портных была весьма патриархальна, основную работу закройщиков выполняли мужчины, а жены и дочери работали в качестве швей. 


В 1675 году Кольбер санкционировал создание женской гильдии швей - Les maîtresses couturières, т. к. дамы жаловались, что чувствуют себя неловко, раздеваясь перед портными мужчинами. Первоначально женская гильдия швей в большей степени занималась пошивом белья и детской одежды. Для того чтобы получить членство в гильдии, девушка должна была три года отработать в качестве ученицы, затем два года полноценным работником и быть не моложе двадцати двух лет. Несмотря на создание женской гильдии, придворными портными еще долгое время оставались преимущественно мужчины.

Законодательные ограничения налагались не только на работу портных, швей и торговцев, но и на покупателей. Это делалось для поддержания классовых различий. Мода была привилегией аристократии. Только знать являлась неоспоримым лидером в этом вопросе, все новые тенденции и стили рождались при дворе. Были изданы акты, запрещающие простолюдинам носить фасоны одежды и обуви, характерными для людей более высокой социальной позиции.

Законы, ставящие в зависимость от социального статуса количество и качество одежды, существовали во Франции ещё с XIII века. Было четко определено, сколько одежды мог иметь один человек, из какой ткани можно было её сшить, количество материала, которое шло на пошив одного платья, кто и какой фасон мог себе позволить. Виды тканей были строго распределены по классам, те, кто осмеливался нарушить правила, могли понести наказание. Простолюдин не мог надеть одежду из шелка, не мог использовать ткани ярких цветов, которые любили аристократы. Такие же регламенты существовали и в ряде других средневековых европейских государств. В Англии в XII веке был издан указ, согласно которому - женщины и девушки, не имеющие дворянского звания, не имели права приобретать больше пары платьев в год, а дворянки имели право на четыре платья в год. А в 1294 году вышел эдикт французского короля Филиппа Красивого роскоши, который запрещал носить мех горностая, золотые пояса и шелк женщинам недворянского происхождения.


Совершенствование портновских навыков и строгая система, регулирующая приобретение и ношение одежды, способствовали зарождению понятия мода, так как сам термин мода произошел от латинского слова modus -мера, образ, способ, правило, норма. В истории не всегда есть точные ответы на любые вопросы. Вероятнее всего мода как явление, постепенно вовлекающее в себя все социальные слои населения, начала возникать спонтанно в западноевропейских странах из-за появления все большего количества новых одежд и различных аксессуаров.

Когда европейская средневековая феодальная система стала претерпевать изменения, а аристократия утрачивать свои лидирующие позиции, зарождающийся класс буржуазии, богатеющей, а, следовательно, имеющий возможности потреблять адресованные знати модные товары, и стремящийся быть столь же модным, как и члены высшего общества, начал приобретать вещи, раннее доступные только первому сословию, аристократическая элита восприняла это в штыки и пыталась сопротивляться подобной тенденции.

Людовик XIV, создающий все условия для процветания моды, поддерживал классовое разделение. Король ввел четкие правила потребления моды в зависимости от социального статуса. Например, такие детали, как золотые галуны и пуговицы, разрешалось носить только в строго определенных обстоятельствах представителям высшего класса. А право носить парчовую одежду принадлежало лишь самому королю, принцам крови и тем, кого Его Величество мог удостоить подобной привилегии. Также только за особые заслуги выдавалось право на ношение отделки голубого цвета. Из законодательного акта 1661 года можно было узнать, что: «размер декора не должен превышать двух пальцев в высоту, на мужском платье дозволена отделка в виде лент вокруг воротника, а также на подоле плаща, по бокам панталон, на швах рукавов и проймах, по линии центрального шва на спине, а также вдоль линии пуговиц и на петлях. Дамам позволительно носить ленты по подолу нижней юбки, а также вдоль лифа и фронтальной части платья».

Королевский министр Кольбер умело манипулировал модой, стремясь сделать французские товары желанными для потребителей по всей Европе. Он считал, что модные товары могут рассматриваться как сила, стимулирующая международную торговлю. Государство использовало законодательную систему ограничения импорта и поддержания экспорта. В то время очень высоко ценились товары из Италии. Аристократы охотно приобретали итальянскую модную продукцию. Людовик XIV и Кольбер относились к этому негативно, считая, что такая практика наносит удар по величию Франции. Если страна собиралась стать центром европейской цивилизации, она обязана была являться лидером во всем. Кольбер считал, что если элита и дальше будет ввозить одежду и другие предметы роскоши для того, чтобы оставаться модной, то это может разорить местные мануфактуры, поэтому он хотел, чтобы все лучшее создавалось внутри страны. Министр заявлял, что все, чего он хочет - это чтобы французы покупали французские товары. А для этого они, прежде всего, должны были быть модными. Если французские производители смогут удовлетворить вкусы европейских аристократов, то они смогут получить и финансовые преимущества на международном рынке. Были введены законодательные акты, регламентирующие, а фактически исключающие доступ к иностранным товарам.

Применяя государственное регулирование, Кольбер работал над созданием отечественной модной индустрии. Из Италии в страну были привезены специалисты для обучения французских рабочих искусству создания предметов роскоши. Соединение особого французского вкуса, мастерства французских ремесленников и новых итальянских технологий дали результат, продукция класса «люкс» стала заполнять Францию и будоражить сознание всей Европы.

Текстильное производство являлось основой модной индустрии, поэтому французское правительство в XVII веке поддерживало шёлковую промышленность в Лионе, финансируя изобретение новых станков и технологий окраски. Леонские шелка прославились благодаря отменному качеству и постепенно вытеснили итальянские ткани, доминировавшие в моде в предшествующем столетии и в первой половине XVII века.

Уже к 1660-м годам вся европейская знать начала одеваться по французской моде. Франции удалось создать такой имидж для своих люксовых товаров, что повсеместно укоренилось четкое мнение – модные новинки можно найти только в Париже. Это вызывало массовое паломничество в город. В 1721 году Шарль Мотескье в своих «Персидских письмах» напишет: «Если женщина уедет на полгода из Парижа в деревню, она вернется оттуда настолько отставшей от моды, как если бы прожила там тридцать лет. Сын не узнаёт своей матери на портрете: таким странным кажется ему платье, в котором она изображена; ему кажется, будто это какая-то американка или что художнику просто вздумалось пофантазировать».


Несмотря на то, что великий век Людовика XIV закончился весьма не радужно, страна в результате бесконечных военных конфликтов и непомерного размаха аристократической жизни оказалась на грани финансового разорения, Франция непоколебимо оставалась мировым диктатором моды, а французские придворные дамы являлись главными трансляторами новых модных идей и объектами для всеобщего подражания.

В золотую эпоху стиля рококо при дворе Людовика XV одними из главных модниц были фаворитки короля - маркиза де Помпадур и бывшая модистка и дама легкого поведения, а затем графиня Жанна Дюбарри. Они увековечены для истории на полотнах художников того времени в великолепных платьях, изготовленных из дорогих богато отделанных тканей.

Даже стиль a l'anglaise (английский стиль), ставший очень популярным в моде в 1780-х годах, получил мировое признание, когда его одобрили в Париже. Англомании на время захватила великосветскую Францию, а значит и весь модный мир мог спокойно примерить английскую моду. В конце 18 века в мире начинают выпускать модные журналы, и хотя Англия и Голландия опередили Францию в этом вопросе, французские модные издания вскоре догнали и перегнали своих соседей.

Даже во время Великой французской революции Франция осталась стоять на высшей ступени мирового пьедестала моды. У Марии Антуанетты, жены Людовика XVI, придворной модисткой была Роза Бертэн, получившая прозвище «министр моды». Её популярность достигла небывалых высот. Все придворные дамы, затаив дыхание следили за нововведениями от мадам Бертэн. Именно Розу Бертэн, обслуживающую французскую аристократию и открывшую собственный модный магазин, многие историки моды считают первой ласточкой модельного бизнеса, которая уже в 18 веке переросла понятие «модистка», став по сути тем, кого в последствии станут называть «кутюрье».


Великая французская революция, начавшаяся в 1789 году, стала не только периодом крупнейшей трансформации социальной и политической систем, периодом хаоса и нескончаемого кровопролития, но и временем бесконечных смен модных тенденций. Ломая систему социальных различий, революционеры были убеждены, что одежда говорит о многом, в зависимости от того, как человек одет, можно судить не только о его экономическом положении, но и о политических взглядах.

Моду всегда диктовала аристократия, окружение королевского двора. Революционеры стремились уничтожить все, что символизировало монархию, поэтому одежда использовалась как визуальный символ оппозиции. Революционная одежда должна была отличаться простотой, приближаться к рабочей. В моду входили грубые башмаки, деревянные сабо, красные колпаки каторжанина и куртка а ля Карманьоль (la carmagnole), позаимствованная из крестьянской одежды, становятся символами якобинцев. В качестве протеста против коротких придворных панталон с такой курткой носили длинные и широкие холщовые брюки, взятые из одежды рабочих. Брюки простолюдина, названные санкюлотами (sans-culottes) и грубый шарф стали своеобразной эмблемой революции.

После революции начался новый период истории моды. Аристократические предметы роскоши, драгоценности, чрезмерность в нарядах на время ушли в тень, уступив место более демократичной моде.

Дамская послереволюционная мода постепенно начала возвращаться к замысловатым фасонам, а вот мужская претерпела кардинальные изменения. На первый план в новой жизни вышли успешные работающие мужчины. Новый, лишенный былой помпезности, более простой и адекватный для повседневности стиль закрепился в среде буржуа - нового набирающего силу класса. Главными требованиями к костюму стали, прежде всего, хороший покрой и элегантность, а не великолепие и роскошь.


Революция привела к концу моду, создаваемую королевским двором, и это вызвало кризис в индустрии роскоши и в профессиональных гильдиях. Однако отмена старых ограничений дала толчок к развитию нового процесса, у производителей появились возможности совмещения нескольких видов деятельности.

Во Франции, как и в ряде других европейских стран, во второй половине 18 века стали открываться первые конфекционные дома и магазины модисток, где одежда и белье изготавливали на продажу, а не по конкретному заказу. Они стали прообразами будущих магазинов готового платья и сопутствующих бытовых товаров. Во время Французской революции, конфекционные дома моды получили широкое распространение. Революция способствовала росту конфекции благодаря отмене старых цеховых правил, которые препятствовали массовому пошиву одежды. Конфекция позволяла использовать упрощенный покрой платьев и недорогие ткани, что дало возможность продавать одежду за приемлемую цену средним слоям населения.

С наступлением 19 века великосветская французская мода вновь вышла на первый план. Самым знаменитым творцом моды при Наполеоне I стал предприниматель, поставщик императорского двора Луи Ипполит Леруа, потеснивший нескольких именитых придворных портных. При модном магазине Леруа работала швейная мастерская. Не являясь ни портным, ни художником новоявленный кутюрье, который в дореволюционном Париже занимался парикмахерским ремеслом и торговлей, привлекал к сотрудничеству лучших парижских портных, таких как знаменитая швея мадам Рембо и художников, способных визуально воплощать идеи новых туалетов, подобно Огюсту Жарнери, Луи Филиберу Дебюкуру и Жану-Батисту Изабе. Покровительство первой жены Наполеона Бонапарта императрицы Жозефины, для коронации которой восходящий творец придворного стиля создал знаменитую мантию, сделало Леруа главной персоной аристократической французской моды. Для своих заказчиц он создавал не только модные туалеты, но предлагал шляпы, духи и другие аксессуары, дополняющие образ, что впоследствии вошло в практику домов мод. Туалеты, созданные в ателье Леруа, копировали многие портные того времени. Луи Ипполит Леруа стал крупнейшей персоной в истоии моды XIX столетия, его, как и Розу Бертэн, считают одним из первых мировых кутюрье.

Пережив бесконечную череду революционных перемен, мода осталась одним из главных социальных, политических, экономических и культурных приоритетов развития французского общества.

19 век стал эрой становления современной модной мировой системы. В середине столетия, в период правления Наполеона III мода получила во Франции новый импульс. Производство одежды и торговля модными аксессуарами начали приобретать массовый характер. А главным властителем моды становится Чарльз Ворт, англичанин, приехавший в Париж для воплощения в жизнь своей мечты – стать не просто портным или торговцем модной продукцией, а создателем новых тенденций. Ворт открыл в Париже свой Модный дом и через некоторое время сделался единовластным диктатором французской, да и практически мировой моды. Его главными клиентками стали влиятельные придворные дамы, сама императрица Евгения, жена Наполеона III, а затем и аристократки других государств.

Именно Чарльз Ворт в истории моды удостоился звания первого мирового кутюрье, человека задающего модный вектор. Смены мод, конечно же, происходили и до триумфального появления Ворта, но признанных законодателей модных тенденций как таковых не было. Система гильдий, зародившаяся в средние века, делала процесс создания одежды разрозненным, приобрести готовое платье долгие годы не представлялось возможным, первые конфекционные заведения, в которых продавалась некоторая готовая одежда, не отличались большим разнообразием, богатые люди готовое не покупали, а для бедных не стоило особенно стараться. Магазины модисток, довольно дорогие заведения, были малочисленны. Пошиву обновки у портного предшествовал поход за тканью, придумать новый фасон нужно было самому заказчику или довериться вкусу портного. Консервативное общество не приветствовало самостоятельных решений, меняющих устоявшиеся фасоны одежды. Думать о новшествах, простым людям не было дозволено. Мода являлась исключительной привилегией аристократии, даже укрепляющий свои позиции класс буржуазии, имея деньги, не мог претендовать на роль модных глашатаев.

Новые тенденции появлялись из самых разных источников, на возникновение новых мод влияло все, что происходило в жизни, войны, религия, купцы, привозившие иностранные товары. Например, одежда ландскнехтов (немецких наёмных пехотинцев эпохи Возрождения) славилась обильным декорированием в стиле «буфы и разрезы», возникшим в результате прорезания верхней одежды и набивкой нижних слоёв через эти разрезы. Стиль «буфы-и-разрезы» стал проникать в европейскую моду. Английская знать была очарована этой идеей. Король Англии Генрих VIII   стал одеваться в этом стиле после того, как увидел одежду нанятых им ландскнехтов, за ним естественно последовали и другие аристократы.

Большую часть модных новшеств придумывали портные, находящиеся во взаимодействии с производителями тканей и различных элементов одежды, необходимых при её создании. Но главными проводниками новых модных идей оставались аристократы. Заказывая себе у портного очередной туалет, богатая и именитая дама просила придумать для обновки, что-либо отличающее её от других, например, сделать платье более объемным. Портной должен был попросить у изготовителя приспособлений для придания женским юбкам объемных форм, новую конструкцию панье, или кринолина, ремесленники изобретали нужную модель, портной видоизменял покрой платья, чтобы угодить клиентке, но при этом оставался неизвестным, а создателем новой модели считалась исключительно великосветская особа, появившаяся в высшем обществе в необычном платье. Тенденция могла появиться благодаря какому-нибудь диковинному подарку, который преподнёс королю или знатному вельможе иностранный гость, посетивший двор, или из-за прихоти знатной особы. Например, Людовик XIV, замерзнув во время парада, попросил у дамы, стоящей рядом, муфту, являвшуюся женским аксессуаром, на следующий день все мужчины появились при дворе с муфтами, подвешенными к поясу на шнуре. Большое влияние на историю европейскую моды оказывала мода востока.


Постепенная, идущая маленькими шажками демократизация общества, стирание классовых различий давали возможность передать лидерство в моде из рук аристократии непосредственным производителям модных идей – зарождающемуся сообществу кутюрье. Модная система, принятая в современном обществе появилась на свет, когда создатели моды перестали быть анонимными и стали выражать свои эстетические воззрения независимо от прихоти высокопоставленных особ.

Процесс становления модной системы подошел к кульминационному историческому моменту в 1868 году, когда Чарльз Ворт, завоевавший титул первого французского кутюрье, впервые написал своё имя на платье, созданном в его мастерской. Мода стала создаваться и производиться в одном месте. Маленькая деталь – авторская подпись перевернула весь модный процесс. Теперь производители одежды могли ориентироваться на авторитетного кутюрье. Появилась практика создания копий одежды. Мастера, у которых благодаря элементарному приёму Ворта, появились имена, создав модель для определенного клиента, имели возможность выполнить её еще несколько раз и для других заказчиков, затем лекала можно было продать для последующего серийного производства. Однако, в любом случае, платье носило имя своего дизайнера и защищалось от копирования созданной системой лицензирования. Таким образом,  начался новый виток, в истории мировой моды, она обрела авторство, стала детищем кутюрье, а не дам из высшего света.


В 1868 году Чарльзом Вортом, была создана первоначальная форма существующей сейчас Федерации моды. Ее оригинальное название - «La Chambre Syndicale de la Confection et de la Couture pour Dames et Fillettes» («Синдикат конфекций и кутюра для дам и девиц»), в котором еще не было четко определено различие между понятиями «couture» (индивидуальный пошив элитной одежды) и «confection» (создание готовой одежды по стандартным лекалам). Организация состояла из парижских портных и была создана по модели средневековых гильдий, защищавших своих членов от пиратства, в ней определялись даты представления новых коллекций, количество моделей в каждой коллекции, взаимоотношения с прессой, рекламные мероприятия. При этом первичной задачей организации было урегулирование трудовых условий для швей, работающих в модном бизнесе. Многие из этих правил эффективны до сих пор.

Синдикат «La Chambre Syndicale de la Confection et de la Couture pour Dames et Fillettes» был распущен в 1910 году и заменен в 1911 году на обновленную организацию, названную «La Chambre Syndicale de la Couture Parisienne» («Федерация парижских кутюрье») для того, чтобы окончательно разделить понятия couture и confection, придав, таким образом, высокой моде и её создателям кутюрье особый статус. Условия работы наемных мастеров данной сферы были жестко отрегулированы. Синдикат взял на себя ответственность за соблюдение всех правил работы в Домах «Haute Couture». В результате был создан единый стандарт для работников профсоюза, так как раньше Дома могли самостоятельно утверждать свои правила в Федерации.

С 1945 года термины «Haute Couture» и «couturiers» получили официальный статус. Эти названия могут использовать только те, кто получил официальное разрешение французского Министерства промышленности, хотя в обиходе они и используются гораздо шире. Названная организационная система контролирует не только качество производимой кутюрье продукции, но и процесс их допуска в саму организацию, а также защищает социальный статус тех, кто создает высокую моду.

- Воспроизведение данного материала запрещено -














© 2008-2018 | CLIACK-ART-STUDIOl | All rights reserved |